МОСКОВСКИЙ ПАТРИАРХАТ 

БЕЛГОРОДСКАЯ МИТРОПОЛИЯ

БЕЛГОРОДСКАЯ И СТАРООСКОЛЬСКАЯ ЕПАРХИЯ

ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ МИТРОПОЛИТА        

БЕЛГОРОДСКОГО И СТАРООСКОЛЬСКОГО ИОАННА            

НИКОЛЬСКИЙ ХРАМ С. НИКОЛЬСКОЕ

БЕЛГОРОДСКОГО РАЙОНА БЕЛГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ

 

У Бога все живы

«Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин. 15,13)

Мы бережно храним и чтим память о подвиге наших героев. В этом году мы хотели бы начать делиться с Вами фронтовыми историями семей прихожан нашего Свято-Никольского Храма. 

Небольшая подборка коротких историй, которые трогают наши души. Они пропитаны любовью и тоской по близким и родным людям, которые прошли эту войну..

Выцвели фотографии, потерялись письма и даже ордена в связи со множеством переездов, но память жива в наших семьях. У каждого дома своя история: счастливая или печальная. Матери, жены, сестры, любимые, дети ждали и верили, что ОНИ непременно вернуться живыми, рассмеются и крепко обнимут на радостях встречи… И ждали — годами, десятилетиями…Это не просто, пропахшие порохом, истории— это дыхание войны, драматические судьбы, суровость и жестокость фронтовых будней, нежность солдатского сердца и вера в Победу…

Когда мы отмечаем годовщину победы в Великой Отечественной войне, то непременно вспоминаем подвиги тех любимых и близких, кто оставил жизнь свою, сражаясь за родную землю. И все мы должным образом отдаём дань таким людям своей молитвой, любовью и памятью!

Архиерейский собор Русской Православной Церкви, установил служить в День Победы особенное ежегодное поминовение воинов, отдавших свою жизнь за веру, Отечество и народ, а также всех мученически погибших во время Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. В нашем Свято-Никольском храме 9 мая в 12-30  будет отслужена Панихида по усопшим воинам ВОВ, нашим сродникам ближним и дальним. 

 

Вот так мы и выжили…

Эту семейную историю военного времени мне рассказала прихожанка Свято-Никольского храма, Людмила Афанасьевна Масалитина (Андросова).

События произошли в начале войны в республике Саха (Якутия). Это история не про войну, а больше про веру, любовь, человечность, стойкость духа во время военных репрессий.

Петр Петрович Андросов 1938г рождения, мой дядя

Николай Петрович Андросов 1932 г. рождения, дядя

Афанасий Петрович Андросов 1928 г. рождения, отец

Варвара Николаевна (Кобякова), бабушка

Во время войны моя семья жила в поселке Дирин, Чурапчинский район, республика Саха (Якутия). В 1941 году все население, годное для военных действий, ушло на фронт. Летом 1942  утром забрали последних мужчин. А вечером собрали оставшееся население: детей, женщин, стариков, посадили на телеги и отправили на крайний север, вдоль реки Лены, к поселку Кисюр, Булунского района. Моя бабушка Варвара Николаевна (Кобякова) только успела, что забрать своих троих детей, да привязать корову к телеге, на которую их посадили.

По рассказам дяди Петра, уже через месяц пала (сдохла) корова, и наступил страшный голод. Бабушка, Варвара Николаевна, решила вернуться обратно в родные земли. Она смело подошла к НКВД-шнику и сказала: «Вы меня  хоть расстреляйте, а я ухожу отсюда обратно домой с детьми!» 

Было начало сентября, выпал первый снег.. Среди полей и лесов хрупкая женщина толкает деревянные сани, буквально таща на себе ослабших от голода маленьких чад, своих мальчишек!

Они добрались и нашли свой дом. В доме двери были сняты, печь разбита, а ветер свистел по углам. Старшего и младшего сына, самых ослабевших, бабушка положила на кровать и укрыла тряпками, так как они были в голодном обмороке. Рядом с собой в кровать, обессиленная от дороги и голода, бабушка Варя положила самого младшего сыночка и попыталась заснуть. В этот момент в дом ворвался НКВД-шник. Варвара Николаевна только и успела прошептать младшему сыну: «Молись про себя «Господи, помилуй!», кланяйся и целуй сапоги ему!». Ребенок перекрестился и, про себя молясь, начал целовать ноги НКВД-шнику. Он посмотрел на всех, увидел двоих детей, умирающих от голода, изможденную мать, и вдруг…заплакал. Развернулся к выходу, молча достал из за пазухи рыбину, положил на стол и вышел.

Бабушка, истощенная и обессиленная, с уже опухающими от голода ногами, сказала младшему сыну: «Не ешь эту рыбу, а лучше свари ее!». Младший четырехлетний Петр голыми ногами вышел на снег, самостоятельно разжёг костер и сварил уху из рыбы. 

«Ты сам не кушай, а неси своим умирающим братьям»,- сказала бабушка Варя. Старший сын еще мог проглотить горячую уху, а средний сын уже-нет. Петр, по наставлению матери, начал насильно вливать по ложечке в ротик брату. Когда средний сын зашевелился, младший поднёс уху Маме, но она отказалась: «Пей ты, сколько сможешь!». Ребенок всё же отставил 2-3 глотка, боясь, что мамочка может умереть…

Всю ночь маленький Петр выскакивал на улицу, кипятил горячую воду и поддерживал костер, чтобы не потух.  Ближе к утру неожиданно вернулся НКВД-шник. Он увидел, представшую пред ним, картину: четырехлетний ребенок стоит на снегу голыми ногами, греет  воду и бегает отпаивать, истощенных от голода, братьев и мать. 

Малыш, завидев его, снова перекрестился и,  молясь, кинулся целовать сапоги, как ранее наказала болящая мама. Мужчина  не смог сдержаться, слезы текли ручьем по его щекам. Он зашел в дом, поправил печь, одел на петли двери, оставил две рыбы и половину буханки хлеба на столе, и ушёл…

«Вот так мы и выжили…»,- закончил свое повествование, дрожащим от слез голосом, мой дядя. Отец мой ничего не помнил, так как все время находился тогда в голодном обмороке. Об этом случае бабушка Варвара никому никогда не рассказывала, потому что было запрещено говорить. 

К слову сказать, дед мой был верующим человеком, «пришлым», так называли его в поселке. В 1936 году дедушка привел с собой шестерых детей, откуда-неизвестно. Об этом его никогда не спрашивали, боялись. Поэтому бабушка помимо своих четверых детей, воспитывала еще шесть. 

А 1941-1942 годах всех мальчиков забрали на войну. Погибли все. Двое танкистов-  на Курской Дуге под Прохоровкой, один- под Масловой Пристанью. Остальные- неизвестно. Только пришли повестки, как без вести пропавшие. Старший сын, лейтенант Василий Петрович, получил ранение на Курской Дуге. А в 1986 году пришло извещение, что нашли его данные в госпитале в Чечне: «Умер от ран, не совместимых с жизнью». 

«Вот такая история моей семьи»,- завершила свой рассказ Людмила Афанасьевна.

 

Несмотря на бронь, ушел на фронт

Рассказывает о своем дедушке прихожанка нашего храма, Сафарова Лейла Меджидовна.

Добрыдин Нестер Фёдорович, дедушка

Дедушка Добрыдин Нестер Фёдорович и бабушка Федора Григорьевна были родом из села Ладомировка. Там и поженились с дедом в 1934 году. Мама родилась в 1935. 

У Нестера Фёдоровича на то время было средне-техническое образование. Мама говорила, что он очень много читал. Огюстен, Стендаль, русская классика были в его библиотеке. Дедушка был участником Финской войны, вернулся осенью 1940 года. Вместе  с бабушкой работал на заводе на станции Лозовая, где должны были прясть шелк. В мае 1941-го для этого привезли станки, которые дедушка устанавливал. Война помешала… Пришлось всё взорвать, чтобы немцам не досталось. 

Дедушка, несмотря на бронь, ушел на фронт. Маме моей было пять лет. Будучи ребенком, она помнила все ужасы войны. У них тогда квартировался немецкий генерал, а его поручик до призыва работал в Москве в немецком посольстве, он мою маленькую маму подкармливал.

Дед, уходя на фронт, поцеловал в лоб родных и любимых, а в руке держал какую-то верёвочку…Позже мама поняла, что это был его нательный крестик, который он забрал с собой на войну. У деда с бабушкой были старинные иконы Николая Угодника и Казанской Божией Матери, которые они тщательно прятали. Это были времена, когда в дом могли нагрянуть с проверкой.

Добрыдин Нестер Фёдорович, пропал без вести в боях под Сталинградом в 1942 году. Бабушка Федора Григорьевна позже получит сразу три похоронки: мужа, брата и дяди…Следующим утром молодая и красивая 24-летняя Федора проснется уже седой женщиной, которая закурит.

 

Память жива

Делится фронтовой историей о своем отце прихожанка нашего Храма, Ольга Филипповна Белоус. 

Отец: Белоус Филипп Исаакович.

Родился в 1907г. Папа, по словам родных и мамы, был очень добрым и отзывчивым человеком. Работал комбайнером-механизатором. Несмотря на бронь, в 1944 году прошел школу молодого бойца и был направлен на второй Украинский фронт. Дошёл до границы с Чехословакией. В конце августа получил ранение в голову. Раненным попал в плен, где в лагере спустя 2 недели умер.. Маме пришла только повестка, как о без вести пропавшем. Правду узнали позже из информации на сайте Мемориал.

 

Высота

Рассказывает о своих родных Лидия Владимировна Попова (Тугарина)

Тугарин Владимир Андреянович (1909г.р.-1991г.), отец

Тугарин Александр Андреянович (1915г.р.-1943г.), дядя 

Тугарин Семён Андреянович (1913г.р.-1990г.), дядя

Мой папа, рядовой  Тугарин Владимир Андреянович, родился в Забайкальской области в селении Красный Яр. Призвали на войну в июле в 1941-го. Воевал на Западном и 2-м Белорусском фронтах, а также 1-м Прибалтийском.

Из наградного листа папы: «25 декабря 1944 г. во время наступления частей 29-й стрелковой дивизии на высоте 107.7, товарищ Тугарин работал линейным надсмотрщиком на линии от наблюдательного пункта командира 29-й стрелковой дивизии к наблюдательному пункту командира 106 стрелкового полка. Несмотря на сильный минометный и артиллерийский огонь противника, товарищ Тугарин, находясь на линии в течении 3-х часов, ликвидировал восемь порывов связи. При устранении девятого  порыва, он был тяжело ранен, истекая кровью, почти без сознания восстановил связь и только после этого был эвакуирован в госпиталь. Благодаря его самоотверженной работе, связь от наблюдательного пункта 29-й дивизии  к наблюдательному пункту командира 106 стрелкового полка работала бесперебойно, что дало возможность управлять боем и поставленная задача была выполнена. В настоящее время товарищ Тугарин находится на излечении и нога ампутирована». 

Отец имел награды «За Отвагу» за взятие высоты, а также медаль «За взятие Кёнигсберга», орденом «Отечественной войны 2-й степени». Был тяжело ранен в руку, контужен на одно ухо, а потом ранение в ногу, которое привело к ампутации. Нога после войны была всего 13 сантиметров. Отец рассказывал, как во время войны всегда про себя молился, сидя в окопах в момент затишья.

Вообще, мои мама и папа были людьми верующими. Никогда не садились и не вставали из-за стола, не перекрестившись. Несмотря на то, что храма в селе не было, все большие православные праздники они чтили, особенно Троицу (престольный праздник). Помню в детстве, часто просыпалась по утрам от того, что родители молятся перед старинными семейными иконами при свечах, а в доме весело трещит растопленная русская печь… И так тепло становится на сердце от этих воспоминаний!

Хотела бы вспомнить моих дядей, тоже участников Великой Отечественной Войны.Тугарина Александра Андреяновича и Тугарина Семёна Андреяновича.

Оба были призваны на фронт в 1941 году. Дядя Александр воевал в Рабоче-крестьянской Красной Армии с ноября 1941. Участвовал в сражении на Курской дуге. Был тяжело ранен в боях с фашистским захватчиком. Скончался в госпитале в 1943 году. К сожалению места его захоронения так и не нашли!

 

Другой дядя, Семён, с августа по сентябрь 1945 участвовал в войне с Японией в составе войск Забайкальского фронта. Получил медаль «За победу над Японией», а в 1946 году был демобилизован.

Записывая эти фронтовые истории, не покидала мысль, что каждое воспоминание, отражает, как зеркало, судьбы семей, которых коснулась война. Война, которая никого не пощадила, жестоко забрав наших  родных и любимых: отцов, братьев, сыновей, дедов…

Зажжем «Свечи памяти» Всем героям этой страшной войны, Всем, без вести пропавшим, Всем, прошедшим плен, лагеря, репрессии! Все, Вам, наши Воины! Царствие Небесное! 

Вечная память! Никто не забыт и ничто не забыто!

 

Благодарим за предоставленные материалы и фотографии из семейных архивов прихожан Свято-Никольского храма: Людмилу Афанасьевну Масалитину (Андросова), Лейлу Меджиновну Сафарову, Ольгу Филипповну Белоус, Лидию Владимировну Попову (Тугарина).